Загородные дома

Александр Козинец (Украина). Светильник М4

Украинский дизайнер Александр Козинец разработал проект лампы М4. Название объясняется просто: это его четвертый по счету проект, созданный после выхода коллективного Манифеста, который можно прочесть в интервью с Алексеем Быковым.

Д.Журнал: Саша, расскажи, как начиналась дизайнерская карьера? Сколько лет ты в дизайне?

Александр Козинец: В детстве я посещал детскую художественную школу им. И. К. Айвазовского в Феодосии. По окончанию школы нужно было определяться с профессией, к выбору которой я, честно сказать, отнесся не очень серьезно. Специальность выбирал, скорее, методом исключения, чем осознанно и глубоко продумав это решение.

На дизайнера интерьеров начал учиться в Черкасском университете. Здесь я защитил бакалаврат, а потом перевелся в Киевский государственный институт декоративно-прикладного искусства им. М. Л. Бойчука и переехал в Киев. Первым местом работы стала Архитектурно-дизайнерская мастерская Сергея Махно, где я оброс ценным опытом работы в творческом коллективе и получил общую профессиональную базу. В мастерской я проработал 4 года, после чего перекочевал в Dream Design еще на 2,5 года.

Сам на себя работаю уже примерно 2—3 года и могу сказать, что такой формат подходит мне намного больше. Работая в одиночку, ты одновременно превращаешься и в заведующего, и в подчиненного. Здесь нет корректировок посредников между дизайнером и клиентом, к тому же я самостоятельно определяюсь, браться за проект или нет. В общей сложности практикую уже примерно лет 7—8.

Д.Журнал: Что для тебя является самым важным в дизайне? Какому дизайну отдаешь предпочтение?

Александр: Образцовым на сегодняшний день для меня является японский современный дизайн и архитектура. Я даже коллекционирую сайты с японской архитектурой, которые вдохновляют и настраивают на нужную волну и которые я с удовольствием просматриваю в свободное время. В отличии от европейского, восточный дизайн аскетичен по своей природе, хотя нидерландский дизайн мне тоже довольно близок. Так же информационным и образовательным пластом служит советская архитектура начала ХХ века, так называемый, русский авангард, который был прекращен с политикой Хрущева.

Как-то раз, после длительной переписки о концептуальном подходе к дизайну, одна знакомая поделилась оцифрованной вырезкой из старого журнала 1928 года. Эль Лисицкий в свое время сформулировал пять основных принципов русского авангарда, которые совершенно актуальны по сей день.

Вот что он пишет: «На чем основана выразительность современных вещей? 1. Они представляют самих себя, а не изображают что-то совсем иное. Они честны. 2. Глаз воспринимает их как целое, не застревая в путанице формы. Они четки. 3. Они просты не от нищеты оформляющей энергии, изобретательской фантазии, а от богатства, стремящегося к лаконизму. Они элементарны. 4. Их форма в целом и деталях может быть построена при помощи циркуле и линейки. Они геометричны. 5. Их оформляла рука человека посредством обрабатывающей части современной машины. Они индустриальны».

Читайте также  Современный дизайн интерьера дома в Тайване

Если заглянуть в преисподнюю современного интерьерного дизайна, то можно сказать, что в большинстве случаев он построен ни столько на поиске идеального пространства как на продаже дорогой итальянкой мебели. У нынешней публики наблюдается стремление украсить свою квартиру известными брендами, не особо задумываясь о возможных альтернативах. Я пытаюсь рассматривать интерьер с точки зрения конструирования. Для меня всегда ценен рациональный выход из ситуации и непосредственное участие в процессе, а не следование принципу «сделал из всего готового». Конечно, в этом деле немаловажную роль играет общая осведомленность заказчика. Когда вкус у заказчика настроен, тогда намного проще прийти к обоюдному решению и воссоединить усилия.

Д.Журнал: Ты работаешь не только с предметным, но и интерьерным дизайном. Какой из них тебе ближе?

Александр: Ближе, конечно, интерьерный, так как это моя непосредственная деятельность, к тому же это более прибыльное направление. Промдизайн я полюбил в то время, когда работал в студии Махно. Для меня предметный дизайн — это непосредственная самореализация и своего рода отдушина. Но если разобраться, предметный дизайн — это та же малая архитектурная форма, что основывается на тех же архитектурных принципах, только имеет куда меньший масштаб.

Д.Журнал: Твое портфолио полно бионических образов. Это и письменный стол в виде оленя, и лампа-пингвин, и «рогатый» стул. Ищешь вдохновение в мире животных? Как объяснишь такую закономерность?

Александр: Изначально мой творческий путь действительно был связан с бионикой. Прибегая к ассоциативному мышлению, я преимущественно создавал буквальные вещи, такие как, к примеру, Linny Chair. Со временем я понял, что сверхестественные элементы излишне выразительны, а задание предмета заключается в первую очередь в его функции. К тому же сложные формы и заковыристая пластика — все это сложно реализовать, в частности в Украине, где производственная отрасль практически отсутствует. Постепенно моя идеология кардинально перепрограммировалась, конечно, не без участия нашего коллективного Манифеста. Постепенно я начал упрощать формы и сводить все к технологическим вещам. А все, что я делал раньше, мне попросту перестало нравится.

Читайте также  Необычный полукруглый дом и студия в Японии

Д.Журнал: Это уже не первый разработанный тобою светильник. Что для тебя самое важное в разработке дизайна осветительных приборов?

Александр: В первую очередь — это функциональная составляющая. Это первостепенное, без чего лампа и светильник просто не могут таковыми называться. За этим, конечно же, следует форма и стилистическое решение.

Д.Журнал: Расскажи о новой лампе М4.

Александр: Лампа М4 — это представитель новой генерации, это пилотный проект и проба пера. Желание сочетать между собой два материала (дерево и металл) и срезать по диагонали трубу стали отправными пунктами для реализации данного проекта. Чтобы реально оценить нарисованную воображением форму, я сделал картонный макет, который лишил меня всяких сомнений и полностью удовлетворил мой запрос.

Все детали создавались по отдельности и даже в разных городах. К примеру, деревянную «ногу» изготавливали во Львове, так как в Киеве это несколько дороже. Для «ноги» была использована необработанная древесина дуба. Девственная, непокрытая древесина соседствует с очень интеллигентным сочетанием черной поверхности и латунных деталей, напоминающих гитарный джек. Внутри — светодиодная лампочка. Высота лампы составляет примерно 40 см.

В планах создать целостную коллекцию, к которой присоединятся еще два предмета: идентичная по форме и размеру настольная лампа, но в белом цвете, и напольный торшер. Такой сет я хочу презентовать на выставке в Польше, но это еще только планы.

Д.Журнал: Сотрудничаешь ли ты с другими дизайнерами или предпочитаешь работать в одиночку?

Александр: С Алексеем Быковым и Игорем Гомой у нас действует идейная коллаборация. Несмотря на то, что каждый из нас ведет отдельные проекты, иногда мы делаем и что-то совместное. Кроме этого, мы часто собираемся и обмениваемся идеями.

Когда-то зимой в Крыму мы составили коллективный Манифест, который для меня конкретно послужил новым толчком для творчества. А Алексей, можно сказать, выступил вдохновителем для создания этой лампы и с самого начала поддержал мои начинания.

Д.Журнал: Куда в дальнейшем держишь свой профессиональный курс?

Александр: В ближайшем будущем сомневаюсь, что что-то поменяется в моих воззрениях. Собираюсь следовать заданному курсу и оттачивать стилистический взгляд на природу и эстетику вещей.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика